Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


М.А. Калинина. «Женское воспитание в норвежской крестьянской семье XIX века»

В норвежских семьях у детей воспитывали уважение даже к давно умершим близким людям. Ребенка с малых лет учили знать имена предков. Так в сознании ребенка формировался образ древа своего рода, создавалось ощущение собственной защищенности. Редки были случаи отказа детей от своих старых родителей. Так М. Слепцова описывала случай, когда «мать пролежала в параличе четыре года. Терпеливо ухаживала за ней ее будущая невестка, и в душе никогда не роптала» (120, С. 85). Традиция ухода за престарелыми родителями ведется с незапамятных времен. Профессор Б.А. Келлер в своей книге «По Швеции и Норвегии. Впечатления путешественника» упоминает об археологической находке — в корабле была погребена мать одного из вождей викингов (52). Народная педагогика всегда измеряла воспитанность детей их заботой о старых родителях.

Следует отметить и тот факт, что наличие в семье детей во многом обязывало взрослых, так как в своем поведении дети обычно стремятся подражать именно им. Эту особенность детской психики тонко подметил И.С. Кон: «Маленький ребенок, еще не способный к подлинному взаимодействию с другими, просто подражает их поведению...» (58). Д. Лейрфол, описывая особенности воспитания детей в Норвегии, заметил: «Общение со взрослыми учило детей, как они должны себя вести, когда для них настанет время играть общественную роль. Если маленький мальчик или девочка следовали нормам поведения взрослых, копировали их манеру говорить, таким образом приобретая особые манеры поведения взрослых, то это не вызывало смех, а наоборот, считалось признаком хорошего воспитания» (230, С. 62).

Семейно-родственные отношения, домашний очаг, родной дом становились высшими ценностями, семья считалась основой жизни. Большое значение в сохранении идеи ценности семьи играла строгая иерархия ее членов, правильная организация семейного быта, родительский авторитет, уважительное отношение к женщине. В семье с раннего возраста дети подчинялись беспрекословному авторитету отца, как кормильца и главы семьи. Р. Фриманнслюнд отмечал, что «главным фактором, цементирующим хуторскую общину в одно целое, была власть, проявляемая хозяином», иначе говоря, большая экономическая зависимость членов хуторской общины от его произвола. Автор указывает на глубокий патриархализм власти хозяина: «Считалось само собой разумеющимся, что хозяин сам принимал все решения о работах в хозяйстве. Но его власть простиралась и дальше. Сыновья, дочери и прислуга — все должны были, например, просить его разрешения выйти погулять вечером в любой день, кроме воскресенья» (189, С. 64—65). Таким образом, педагогическая роль отца заключалась в его авторитете. Отец в воспитании детей представлял скорее собой фактор моральный (защищил, требовал) и материальный (содержал семью). Однако анализ литературы показывает, что норвежская крестьянская семья держалась властью не только одного отца — известная доля родительской власти и родительских прав принадлежала также и матери. По отношению к детям родительская власть матери сводилась к ее нравственному авторитету, как родительницы и воспитательницы, т.е. заключалась в праве требовать от детей послушания и уважения. Это обстоятельство еще более подчеркивает исключительное положение матери в воспитании подрастающего поколения, ее первенствующую, доминирующую роль в этом процессе.

Уважение к женщине считалось первой заповедью детства. Во многом благодаря женщине складывались образовательно-воспитательные традиции. Традиция проживания малыми семьями и ведения самостоятельного хозяйства наделяла норвежскую женщину свободой действий и независимостью. Вследствие редкого населения и большого расстояния друг от друга женщина-норвежка привыкала полагаться только на свои знания, опыт и умения. Несомненный интерес представляют наблюдения М.М. Пришвина, подтверждающие данный факт. М.М. Пришвин отмечал, что увидел в Норвегии надпись на скатерти, которая гласила: «Будем наследовать от родителей дома и имения, но хорошую жену посылает господь». Надпись о хорошей жене наводит его на следующие размышления: «Неужели норвежки здесь такие благодаря тому, что Норвегия — культурная страна...что благодаря всему этому вместо больных, истеричных женщин, боящихся стука весла, я вижу перед собой этих стройных и, вероятно, прекрасных дам». Его собеседник — помор также удивляется: «Норвеженка живет одна, ей хоть бы что, а нашей бабе нужна баба, а той бабе — еще баба. Так из-за баб живем кучами, а в одиночку не годимся» (107, С. 233—239).

В силу социально-экономических обстоятельств, пребывания мужчин на промысле, женщины стояли во главе семьи большую часть годового времени. На этот период жена становилась единственной помощницей мужа, она оставалась правительницей всего хозяйства и главой семьи. Она управляла домашним хозяйством и поддерживала социальные связи семьи, ее сотрудничество с другими женщинами было жизненно необходимо. Женщина управляла малыми общинами, так как мужчины подолгу находились в отсутствии. Представление о семье во многом зависело от способностей и трудолюбия жены (208, С. 653—655). «Женщина была фермером, смотрела за детьми, старыми и больными, готовила, заготовляла корм для скота и заботилась о животных» (252, С. 61). Особенно напряженным для жены рыбака был летний сезон, когда количество работы значительно возрастало. То, что в летний период во время отхода мужчин в море все сельхозработы были полностью возложены на женские плечи свидетельствовала Мерри Е. Уизнер (279, С. 87). «Женщины были привычны к тяжелому труду и к тому, что надолго оставались одни, неся полную ответственность за домашнее хозяйство и ферму» — подчеркивала М. Гуллештадт (198, С. 39). Участие женщин в ряде промыслов наравне с мужчинами не было исключением. Ловля рыбы требовала от женщины особой сноровки и физической силы, выносливости. «Норвежанки вообще очень отважны и не только искуссно управляют веслами, но и ходят в открытое море» — так охарактеризовал норвежских женщин А. Коптев (57, С. 103). Следствием частой гибели мужчин на промыслах стал численный перевес женского населения над мужским. По данным С. Меч к концу XIX века женщин в Норвегии было на 65.000 больше чем мужчин (76, С. 63). Суровые условия жизни приучали женщину к самостоятельности и к значительной независимости, а со стороны мужа и детей такое поведение женщины вызывало уважительное отношение.

<< Предыдущая страница   [1] ... [10] [11] [12] [13] [14][ 15 ] [16] [17] [18] [19] [20] [21] ...  [54]   Следующая страница >>