Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


М.А. Калинина. «Женское воспитание в норвежской крестьянской семье XIX века»

Следует отметить тот факт, что норвежская семейная община в ряде своих существенных проявлений, в частности, в родственном и территориальном единстве коллектива, в глубоком патриархализме власти хозяина, вольного принимать решения единолично, не считаясь с мнением семейного совета и всего коллектива родственников, очень напоминала большую патриархальную семью. Однако, проанализировав исследования Д. Гонт, Н. 3. Девис, Х. Каелбле, Л. Нюстрюм, Э. Сундта, Р. Уолла, А. Фарге, мы пришли к выводу, что, оставаясь территориально единым коллективом, родители, женатые братья и сестры наследника двора обычно жили малыми семьями в отдельных домах, как правило, стоящих недалеко друг от друга, и вели самостоятельное хозяйство (Приложение 5). На преобладание малой семьи указывают данные, собранные в 1801 году, где из 100 семей 21 семья имела в своем составе от 1 до 3 человек, 46 семей — 4—6 чел., 24 семьи — 7—9 чел., и только 9 семей — 10 и больше. Таким образом, среднее число проживающих в одной семье составляло 5.7 человек (276, С. 83). Только немногие семьи имели в своем составе родственников. Самым большим элементом в группе родственников были родители главы семьи (276, С. 60).

Малая семья, характерная для северо-западного европейского типа хозяйствования и преобладавшая в Норвегии в традиционной системе семейной общины XIX в. имела ряд особенностей: 1) Поздний брак для обоих полов (> 26 лет для мужчин и > 23 для женщин. 2) После свадьбы пара отвечает за свое собственное хозяйство, муж является главой семьи. 3) Молодые люди до свадьбы часто работают в качестве прислуги в различных хозяйствах (276, С. 69). В условиях интенсивного ведения сельского хозяйства и традиции единонаследия такой тип семьи был наиболее выгоден, так как одни члены семьи становились собственниками хозяйства, а другие наемной рабочей силой. Поэтому все аспекты жизни были предметом тщательного планирования. На существование уже в XIX веке планирования семьи указывали Д. Гонт и Л. Нюстрём: «Крестьянские семьи имели тенденцию оставаться малыми по составу, чтобы избежать дробления ферм. Это достигалось контролем рождаемости, а также тем, что обычно брат и сестра с одной фермы вступали в брак с братом и сестрой с соседней фермы» (191, С. 478).

В области брачно-семейных отношений у норвежского крестьянства господствовало обычное право. Семья имела патриархальный характер. Между мужем и женой устанавливались имущественные и личные отношения. Имущественные отношения можно охарактеризовать следующим образом: муж являлся главой и домохозяином, распорядителем над всем семейным имуществом; без спросу и согласия мужа жена не имеет права ничем распорядиться, за исключением только лично ей принадлежащей части приданого.

Брак считался экономически выгодным сотрудничеством мужчины и женщины. Что касается порядка и условий, а также возрастных границ при заключении брака в Норвегии XIX в., то для нас несомненный интерес представляют свидетельства известного норвежского социолога XIX века Э. Сундта (267). Э. Сундт установил, что в крестьянских хозяйствах в период с 1851 по 1852 гг. брак, как правило, заключался между молодыми людьми, не состоявшими до этого в брачных отношениях. Э. Сунд приходит к выводу, что большинство норвежцев вступали в брак только один раз. Нередко молодые девушки отдавали предпочтение вдовцам при вступлении в брак. Тот факт, что молодые неженатые мужчины заключали брак с вдовами, Сунд объясняет их стремлением получить надел земли. Любопытное свидетельство по этому поводу мы находим в книге «Marriage and remarriage in populations of the past» (183, С. 624), где приводится пример, как молодой человек в возрасте 21 года, получивший половину фермы в наследство от отца, женился на богатой вдове 77 лет, которая уже три раза была замужем. Спустя 7 лет она умерла, и молодой человек стал единственным наследником двух ферм. Он затем женился на молодой девушке и стал отцом 11 детей. Так же как и в других соседних странах, в Норвегии повторный брак был более распространен среди крестьян, чем среди горожан, что обусловливалось существовавшими формами наследования земли и хозяйства. О. Лёфгрен свидетельствовал, что повторный брак для вдовцов и вдов был экономически выгоден, так как нанять работников и работниц считалось слишком дорого и небезопасно (232). В отличие от землевладельцев, у безземельных крестьян, не связанных земельным наделом и фермерской собственностью, был распространен брак между вдовцами и вдовами. Так, например, в рыболовецких хозяйствах, где накопление большого денежного капитала было практически невозможным, быстрая повторная женитьба была экономически необходима.

Обособление малой семьи в самостоятельное домохозяйство происходило после того, как был накоплен необходимый «первоначальный капитал», то есть в числе прочего имущества увеличивалось и количество скота. Поэтому молодые люди до свадьбы, как правило, подрабатывали в различных хозяйствах. Это обусловило традицию позднего по возрасту вступления в брак. Поздний возраст вступления в брак, как указывал исследователь Х. Каелбле (223, С. 20), являлся залогом его стабильности и домашнего хозяйства. Молодые люди вступали в брак обычно после 25 лет, из 100 женихов только 28—29 были в возрасте 20—25 лет. Жених из богатой семьи был обычно на 4 года старше невесты, а из более бедной на 1—1,5. Молодой человек, сын фермера, не женился до тех пор пока не находил себе в жены девушку из соответствующей его положению семьи. Поэтому в крестьянских хозяйствах жених обычно был значительно старше невесты. Этот факт Э. Сундт объяснял следующим образом: «Сын хозяина двора старался завоевать сердце девушки, наследство которой или приданое помогло бы ему заплатить за ферму... Нередко случалось так, что ради приданого богатой невесты молодой человек в возрасте 27 лет, уже готовый создать семью, был вынужден ждать до 37 лет» (267, С. 153—155).

Традиция позднего вступления в брак сказалась на том, что семьи по своему составу были немногочисленны, с 4—5 детьми, рожденными с интеравалом в два года, из которых только двое или трое достигали зрелого возраста (180, С. 35). По свидетельству Девида Гонта и Луиз Нюстрём то, что ребенок имел бабушку, было относительно редким явлением в XIX веке, как и большое количество братьев и сестер из-за высокого процента детской смертности (191, С. 497).

<< Предыдущая страница   [1] ... [5] [6] [7] [8] [9][ 10 ] [11] [12] [13] [14] [15] [16] ...  [54]   Следующая страница >>