Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


А.О. Подоплёкин. «Советско-норвежские отношения и трансформация внешней политики Норвегии в 1939—1955 гг.»

В одно и то же время с вынашиванием идей будущей декларации «Атлантической политики» норвежскому правительству пришлось столкнуться с еще одной альтернативой развития политики безопасности, предложенной польским правительством в изгнании. Польские инициативы не имели освещения в отечественной историографии, тогда как они представляются исключительно важными ввиду характера советско-норвежских отношений в 1942—1943 гг.

Известно, что вопросом, особенно беспокоившим в 1941—1942 гг. правительство В. Сикорского и его министра иностранных дел Рачиньского, были русско-польская граница и отношения СССР после войны в целом. Одной из инициатив, выдвинутых правительством Сикорского — Рачиньского, была идея союза малых государств Европы на основе будущей польско-чехословацкой конфедерации, в создании которой в ноябре 1940 г. были даже предприняты определенные шаги.

В целях привлечения норвежского правительства к проектам союза малых государств Центральной Европы польский премьер-министр напрямую и опосредованно пытался озадачить Т. Ли слухами и предположениями, что «имеется... великая держава, проявляющая... интерес к Северной Норвегии, и в особенности к Нарвику». Несмотря на то, что В. Сикорский представлял центрально-европейский блок как баланс Германии (вместо Франции), для многих в то время был очевиден антисоветский характер планировавшейся федерации небольших европейских государств к западу от СССР. Поэтому, когда в феврале 1942 г. генерал В. Сикорский предложил Ю. Нюгорсволлу и Т. Ли подключиться к работе над совместной декларацией, норвежский министр дал отказ, мотивированный тем, что основные планы Норвегии на создание системы послевоенной безопасности связаны с США и Великобританией.

В сфере советско-норвежских отношений радикальные изменения были вызваны нападением гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г., которое уравняло положение СССР и Королевство Норвегия как стран, подвергшихся агрессии. Оба государства де-факто стали союзниками по антигитлеровской коалиции. Несмотря на это в развитии советско-норвежских отношений сложилась достаточно двусмысленная ситуация. Тогда как У.Л. С. Черчилль на следующий день после нападения Германии на СССР выступил с безоговорочной поддержкой справедливой войны советского народа против захватчиков, норвежское правительство на протяжении недели не обозначало собственной позиции.

Только 28 июня 1941 г. Т. Ли выступил на радио ВВС с заявлением, весьма невнятным в смысле отношения к войне СССР против гитлеровцев: «Норвежское правительство полностью присоединяется к точке зрения и заявлениям, которые выражены в выступлениях ведущих политиков Великобритании: мистера Черчилля, мистера А. Идена и мистера К. Эттли». Однако в выступлении Т. Ли ничего не говорилось о прямой поддержке СССР. Только в послании короля Хокона VII от 11 июля содержалась однозначное: «...помощь Германии в ее войне против России — это борьба против освобождения нашей... страны от немецкого гнета».

В период с начала Великой Отечественной войны до конца 1944 г. перед политикой Советского Союза в отношении Норвегии стояло две основных задачи: восстановление и нормализация юридических отношений и определение своей позиции в связи с меморандумом норвежского правительства от 8 мая 1942 г.

В первый раз вопрос о необходимости возобновления дипломатических контактов между правительством Норвегии в эмиграции и СССР был поставлен в беседе Т. Ли с А. Иденом в июле 1941 г., когда речь между ними зашла о создании союзниками неких оборонительных сооружений на Шпицбергене. Тогда же норвежский министр отметил, что это возможно только при условии восстановления отношений с Москвой.

22 июля 1941 г. состоялась беседа посланника Норвегии в Великобритании Э. Кольбана с послом СССР в Великобритании. В начале разговора И.М. Майский заочно полностью согласился с мыслью Т. Ли. Э. Кольбан обещал довести до норвежского премьера позицию СССР. После этого ему был предоставлен текст договора от 18 июля 1941 г. между Чехословакией (ее эмигрантским правительством в Лондоне) и Советским Союзом. И.М. Майский сопроводил переданный документ словами о том, что с Норвегией мог бы быть подписан аналогичный договор, с той лишь разницей, что советско-норвежский документ, в сравнении с подписанным с Чехословакией, не содержал бы статьи о создании норвежских воинских частей в СССР.

24 июля 1941 г. министр Т. Ли разъяснил И.М. Майскому, что его правительство считало бы неразумным заключение между его страной и Советским Союзом договора, подобного советско-чехословацкому, даже и без статьи о двусторонней поддержке и помощи. Кроме того, Т. Ли указал на отсутствие необходимости в соглашении об обмене посланниками ввиду того, что такое соглашение уже действовало до 8 мая 1941 г., то есть до уведомления советским руководством норвежцев о свертывании дипломатических отношений.

Предложение Т. Ли состояло в том, чтобы советское правительство назначило посланника при норвежском, а норвежцы запросили бы агреман для своего нового посла в Москве. Тогда же Т. Ли упомянул, что скорее всего назначение получит Р. Андворд. Кроме того, был затронут вопрос о Шпицбергене. Т. Ли дал понять, что существует возможность достижения договоренности о совместной, с советскими войсками, обороне архипелага, причем возможно подписание документа в такой форме, которая не дала бы повода использовать его в пропаганде квислинговского правительства или для разрыва отношений с Финляндией.

На это И.М. Майский заявил о своем понимании позиции Т. Ли, а также о незаинтересованности в договоре, который ослабил бы позиции Норвегии в Скандинавии, и предложил провести военные переговоры сразу после договоренности об обмене посланниками. 5 августа 1941г. И.М. Майский и Т. Ли направили друг другу письма о желании их кабинетов обменяться посланниками. Эти должности от Норвегии и СССР получили соответственно А.Е. Богомолов и Р. Андворд.

Однако окончательная нормализация отношений между СССР и Норвегией могло состояться только после решения «финского казуса», состоявшего в том, что Королевство не свернуло контактов с Финляндией, воевавшей против Советского Союза. Связи норвежской стороны с Финляндией, являвшейся противником, имели не только протокольный характер. Так, возражения Т. Ли против заключения формального соглашения с СССР в 1941 г. вызваны опасения по поводу возможной негативной реакции со стороны не только Стокгольма, но и Хельсинки.

<<   [1] ... [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] ...  [62]  >>