Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.

На правах рекламы:

лучшие города золотого кольца, саки


А.О. Подоплёкин. «Советско-норвежские отношения и трансформация внешней политики Норвегии в 1939—1955 гг.»

Однако первоначально НКИД СССР не подтвердил своего согласия, более того, руководитель советского внешнеполитического ведомства 28 февраля 1944 г. направил послу Великобритании достаточно жесткое письмо, в котором извещал, что предложенный Лондоном порядок был прямым нарушением постановлений Московской конференции трех министров иностранных дел 1943 г. В.М. Молотов указывал, что вопрос об управлении освобожденной норвежской территорией должен быть передан в ЕКК.

Тем не менее, после того, как 19 марта 1944 г. посол CILIA в СССР У.А. Гарриман передал в НКИД СССР текст проекта американо-норвежского соглашения о гражданской администрации на освобожденной территории и письмо с разъяснением позиции Вашингтона, возражения В.М. Молотова больше не повторялись.

Представляется возможным полагать, что смягчению советской позиции способствовали аргументы США, сводившиеся к двум основным тезисам. Во-первых, Европейская консультационная комиссия не должна была углубляться в вопросы сроков проведения конкретных операций по освобождению европейских стран, во-вторых, многостороннее рассмотрение проектов соглашений могло раскрыть сроки военных планов союзников в Западной Европе. Кроме того, очевидно, что обсуждение в комиссии проектов типовых соглашений, подобных британо-норвежскому, могло отрицательно повлиять на оперативное планирование второго фронта.

Первые сигналы со стороны правительства Норвегии о желании заключить с Советским Союзом соглашение о гражданской администрации стали поступать еще в начале марта 1944 г., официальное предложение о переговорах поступило 25 апреля, а проект советско-норвежского документа по гражданской администрации и юрисдикции был передан послу СССР при союзных правительствах в Лондоне В.З. Лебедеву 4 мая 1944 г.

Поскольку все разночтения и разногласия удалось оперативно урегулировать в ходе рабочих советско-американо-британских консультаций по дипломатическим каналам, то уже 13 мая 1944 г. советское правительство известило об отсутствии у него возражений но поводу заключения норвежско-британского соглашения об администрации в освобожденных районах Норвегии. Все три идентичных документа были подписаны министром иностранных дел Норвегии Т. Ли с представителями СССР, США и Объединенного королевства в Лондоне 16 мая 1944 г.

«Соглашение о гражданской администрации и юрисдикции на норвежской территории после ее освобождения союзными экспедиционными силами между правительствами СССР и Норвегии» является юридическим основанием, легализовавшим пребывание советских войск на норвежской территории в случае пересечения ее границы в ходе наступления. В то же время в историографии представлено мнение, что указанное соглашение имело основной целью в первую очередь предотвращение «военного вакуума» в Северной Норвегии вблизи вооруженных сил СССР и регулирование их отношений с местным гражданским населением.

Соглашение от 16 мая 1944 г., имевшее практический характер, передавало союзным командующим верховную власть в освобожденных районах Норвегии. В 17-ти статьях документа устанавливались порядок судопроизводства, временный характер власти военных в отношении гражданских лиц, права союзников в отношении имущества и объектов собственности, правила и полномочия сторон в отношениях с представителями законного норвежского правительства'.

Таким образом, за пять месяцев до вступления советских войск на норвежскую территорию и освобождения ими северной части страны, СССР и Норвегия подписали документ, который придавал законность пребыванию там союзных войск и который являлся гарантией территориальной целостности страны и передачи ее, со временем, под управление законного правительства. В то же время следует отметить, что в новейших работах норвежских и российских историков выражена несколько иная, более дискуссионная, интерпретация документа о гражданской администрации. Согласно отдельным их положениям, описанный межгосударственный акт одновременно являлся и дипломатическим прикрытием операции «Оверлорд», и шагом, предпринятым странами «Большой тройки» в рамках раздела Европы на сферы влияния. Возможно утверждать, что приведенная трактовка требует более глубокого обоснования.

Однако в дальнейшем положение, сложившееся к концу 1944 г. в отношениях правительств двух стран и характеризовавшееся взаимным пониманием позиций, начало изменяться в связи с советскими инициативами по пересмотру международного статуса Шпицбергена.

Как известно, до 1920 г. архипелаг являлся terra nullius. Юридический статус Шпицбергена как норвежской территории был оформлен Парижским договором (Шпицбергенским трактатом) 9 февраля 1920 г. Парижский договор, подписанный западноевропейскими державами и США, признавал архипелаг суверенной территорией Норвегии, но, во-первых, давал странам — участницам Трактата равные с Норвегией нрава на эксплуатацию природных ресурсов, а, во-вторых, устанавливал демилитаризованный режим островов. Статус Шпицбергена не мог быть изменен без согласия стран, подписавших Парижский договор, в первую очередь-США, Великобритании и Франции.

В 1924 г. Советский Союз признал норвежский суверенитет над архипелагом, а 7 мая 1935 г. объявил о безусловном и безоговорочном присоединении к Парижскому договору 1920 г.

В дальнейшем активизация советско-норвежских контактов по поводу архипелага была связана с возросшей ролью Арктики во Второй мировой войне. Так, с началом оккупации Норвегии в 1940 г. в НКИД обсуждались идеи оккупации Шпицбергена с целью не допустить туда германские войска. С началом Великой Отечественной войны В.М. Молотов предлагал Великобритании предпринять совместную экспедицию на архипелаг с той же целыо, однако дело закончилось только эвакуацией советских горнорабочих осенью 1941 г.

11 ноября 1944 г. заместитель наркома иностранных дел СССР В.Г. Деканозов направил В.М. Молотову секретную записку под названием «По вопросу о Шпицбергене и Медвежьем острове». Ночью 12 ноября 1944 г. состоялась встреча наркома иностранных дел с министром иностранных дел Норвегии Т. Ли, который в это время находился с визитом в Москве. В.М. Молотов поставил вопрос о неприемлемости для СССР Парижского договора 1920 г. и предложил поставить в повестку дня советско-норвежских отношений идею пересмотра трактата о Шпицбергене, превращения его в двухсторонний документ и установления кондоминиума Советского Союза и Норвегии над архипелагом.

<<   [1] ... [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] ...  [62]  >>