Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.

На правах рекламы:

Стеклянный тамбур glassleader.ru.


А.О. Подоплёкин. «Советско-норвежские отношения и трансформация внешней политики Норвегии в 1939—1955 гг.»

Как убедительно показал в своих работах У. Ристе, сдвиг во внешнеполитическом мышлении произошел примечательно быстро и без существенного противодействия со стороны изоляционистов в правительстве. Уже к концу 1940 г. окончательно утвердилось мнение, что плотное системное взаимодействие с западными державами, в первую очередь с Великобританией, сохранится и после войны.

Необходимо учитывать, что развитие союзнических отношений между правительствами Норвегии и Великобритании, приведшее впоследствии к альянсу, не являлось и не могло быть изначально предопределенным. Оба государства имели различные по масштабу и характеру цели. Если Великобритания преследовала задачи глобального характера, то у Норвегии была одна простая цель — освобождение территории страны и восстановление независимости государства. Кроме того, опыт отношений с британским правительством в периоды «зимней войны» и кампании в Норвегии в 1940 г. не располагал к абсолютному доверию к внешней политике Великобритании.

Важнейшим фактором, определившим налаживание настоящих союзнических отношений с Великобританией, стал приход на пост министра иностранных дел Т. Ли и пересмотр принципов норвежской внешней политики, начатый им и его сподвижниками. В работе над новой концепцией принял участие весь кабинет министров. В первой публичной программной речи в начале декабря 1940 г. Т. Ли сделал акцент на необходимости тесного сотрудничества с западными союзниками, сотрудничества, которое должно было продолжиться в послевоенном будущем.

Британская пресса оценивала заявление норвежского министра как «...самое смелое и ободряющее из всех, слышанных от представителей малых стран за все время войны». Постепенно декларации Т. Ли приобретали вид конкретных политических конструкций, и в январе 1941 г. в разговоре с британским представителем при норвежском правительстве он предложил план англо-американо-норвежского военного сотрудничества в Северной Атлантике в послевоенный период.

В первые месяцы 1941 г. в аппарате норвежского министерства иностранных дел шла напряженная работа над общими принципами внешнеполитической концепции, получившей название «атлантическая ориентация». Ядром этой доктрины был тезис о естественном усилении политического, экономического и военного сотрудничества между североатлантическими нациями, исходивший из того, что океан не разъединяет, а соединяет народы с 1000-летними традициями торговли и мореплавания.

Одним из первых практических воплощений новой концепции стало заключение в мае 1941 г. военного соглашения с Великобританией — первого в истории Норвегии международного военного договора, после подписания которого с формально-юридической точки зрения она перестала быть нейтральным государством. Публично отказ от прежних принципов внешней политики был провозглашен Т. Ли в ноябре 1941 г. через статью в «Тайме».

Дальнейшее развитие участия Норвегии в антигитлеровской коалиции нашло свое закрепление в поддержке норвежским правительством Англоамериканской декларации («Атлантической хартии») президента США Ф.Д. Рузвельта и У.Л. С. Черчилля от 14 августа 1941 г. Декларация провозглашала такие принципы послевоенного устройства мира, как отказ от территориальных претензий, свобода выбора народами форм правления, взаимовыгодная международная торговля, безопасность и отказ от применения силы как средства международной политики. Норвежское правительство подтвердило свою приверженность принципам указанной Хартии в ходе Межсоюзной конференции в Лондоне 24 сентября 1941 г., а 1 января 1942 г. наряду с другими правительствами подписало в Вашингтоне (США) Декларацию двадцати шести государств (Декларацию Объединенных Наций).

По прошествии четырех месяцев норвежский министр иностранных дел Т. Ли и его сподвижники представили правительству меморандум «Основные принципы внешней политики Норвегии». Первый проект документа был рассмотрен на заседании норвежского кабинета 24 апреля 1942 г. Общее замечание министров сводилась к тому, в проекте неравноценно расставлены приоритеты и должен быть сделан больший акцент на сотрудничество с Северными странами и на ведущую роль будущей всемирной организации в системе послевоенной безопасности.

Окончательная редакция документа была принята на заседании правительства Норвегии 8 мая 1942 г. Этот документ, зафиксировавший результат пересмотра и трансформации принципов внешней политики Норвегии, представляет чрезвычайный интерес, так как является источником исчерпывающей информации о подходах, мотивах и аргументации, которыми руководствовалось правительство этой страны при решении вопроса о будущей норвежской доктрине международных отношений.

До настоящего времени в отечественной историографии упоминание об этом меморандуме имелось только в работах А.С. Кана. Название документа «Høvedlinjer av norsk utenrikspolitikk» переводилось им дословно как «Основные линии норвежской внешней политики», при этом А.С. Кан использовал не первоисточник, а сборник документов по норвежско-шведским отношениям в 1940—1945 гг. и мемуары Т. Ли. Статус документа определялся им как «памятная записка» для виутриаппаратного использования, однако, как представляется, содержание и значение Меморандума могут быть интерпретированы более развернуто'.

«Основные направления» состоят из логических блоков, в которых анализируются довоенная внешняя политика и внешнеполитические идеалы Норвегии, геостратегические, социально-экономические и политические факторы международных отношений страны, изменения в системе взаимоотношений между государствами, порожденные Второй мировой войной, и формулируются принципы, на которых должна строится послевоенная международная деятельность государства.

Первая часть документа констатирует, что согласованная политика нейтралитета, проводившаяся скандинавскими странами, в наибольшей степени отвечала общественным настроениям населения. Ориентиром для внешнеполитического курса Норвегии служили западные демократии, однако после провала санкций в 1936 г. и особенно после мюнхенского сговора правительство и народ страны утратили уверенность в том, что «...Западные державы смогут проводить антинацистскую политику». Уроком, полученным от германской агрессии, стала готовность норвежцев «многим пожертвовать» ради обороны, и осознание невозможности обеспечить безопасность без сотрудничества с другими нациями, ориентация которого должна определятся стратегическими, экономическими и идеологическими соображениями.

<<   [1] ... [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] ...  [62]  >>