Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


А.О. Подоплёкин. «Советско-норвежские отношения и трансформация внешней политики Норвегии в 1939—1955 гг.»

Информация, которую получал норвежский МИД в начальный период советско-финской войны, а также трактовка происходившего норвежским министром иностранных дел, в обобщенном виде представлены в его памятной записке от 24 декабря 1939 г., где явственно показан драматизм ситуации выбора. В понимании Х. Кута дело шло не просто об оказании помощи Финляндии через пропуск франко-британских войск по территории Норвегии, и, соответственно, в создании повода для нападения СССР па его страну.

Норвежский министр иностранных дел в целом считал, что вопрос таким образом стоял о сохранении нейтралитета или отказе от него. Но в таком случае, полагал он, «...разрешение па пропуск войск превратит Россию в нашего врага, но... может перекрыть путь России в Финляндию, которая останется самостоятельной, и обеспечит нам помощь со стороны Великобритании... Если... мы не дадим такого разрешения, мы окажем содействие русским в достижении их безопасности, по потеряем... надежду на помощь Англии против России».

В данном случае примечательно понимание советской политики именно как действий по укреплению безопасности. Записка также указывает на затруднительность положения, в которое поставил норвежских политиков советско-германский договор, делавший непредсказуемой реакции Германии как на помощь Финляндии, так и на политику СССР. Кроме того, подчиненный (зависимый) статус норвежской внешней политики в вопросе о советско-финской войны следует и из последнего предложения записки: «Главное в первую очередь выяснить какую позицию займет шведское правительство».

Насколько двойственны были мысли Х. Кута, настолько же двусмысленны были действия Норвегии. Так, в ответ на просьбу Финляндии от 8 декабря 1939 г. (см. выше) МИД Норвегии 13 декабря представил вербальную ноту с отказом в поставках оружия или военного оборудования. 28 декабря 1939 г. посол Франции в Норвегии вручил норвежскому министру заявление, в котором содержалась просьба не препятствовать транзиту продовольствия из Франции и Великобритании, а также подтверждение готовности правительств этих стран изучить вопрос о гарантиях с их стороны в случае «последствий», которые могли наступить для нейтральной Норвегии в связи с предоставлением косвенной помощи воюющей Финляндии.

Х. Кут в устном ответе А.С. Брюэру отметил, что правительство его страны склонно «облегчить» транзит помощи в Финляндию, но при условии, что формально такая помощь должна исходить не от официальных кругов Франции и Великобритании, а «технические специалисты» должны проезжать как гражданские лица.

На следующий день, 29 декабря 1939 г., Х. Кут имел беседу с К. Бройером, послом Германии в Норвегии. К. Бройер высказал мнение, что Норвегии не следовало опасаться нападения со стороны СССР при условии, если она будет твердо придерживаться нейтралитета. Далее в разговоре норвежский министр указал на то, что у правительства его страны нет желания пропускать англо-французские войска через свою территорию. Однако норвежское руководство ничего не предприняло для того, прекратить работу около 20 пунктов вербовки «добровольцев» в стране, транзит военного снаряжения и «технического персонала» из западноевропейских государств через ее территорию. Несмотря на символические объемы и значение норвежского содействия Финляндии, данные факты были прямым нарушением принципов нейтралитета, что признавал через полтора года и сам Х. Кут.

14 декабря 1939 г. Норвегия проголосовала за исключение СССР из Лиги Наций, что еще больше испортило отношения с Советским Союзом. В то же время Норвегия Fie потребовала введения санкций против него, что вызвало протесты внутри страны. После голосования в Лиге министр Х. Кут в январе 1940 г. пытался убедить Наркома иностранных дел В.М. Молотова, что в его стране «не имело места ничего такого, что могло бы привести к осложнению между этими двумя правительствами».

«Пассивная» двойственность политики Норвегии привела к первому в истории советско-норвежских отношений демаршу. Как содержание, так и обстоятельства вручения ноты были особыми: полпред СССР вручил заявление в 6 января в 3.00 пополуночи, причем дело происходило дома у Х. Кута в Люсакере (пригород Осло). Советское правительство обвиняло норвежскую сторону в том, что правительственные круги и норвежская пресса ведут ничем не сдерживаемую кампанию против СССР, которая ни к чему другому, кроме вреда и осложнения в отношениях между СССР и Норвегией, привести не может, и что враждебные СССР выступления не встречают никакого противодействия со стороны официальных кругов, наоборот, в кампании принимают участие некоторые из официальных лиц, например, К.Ю. Хамбро — президент Стортинга и формальный председатель Лиги Наций.

Для СССР был также очевидным факт комплектования добровольческих частей, транзит вооружений и снаряжения. Все взятое вместе, говорилось в ноте, могло нарушить нормальные отношения между двумя странами. Непосредственно при вручении ноты Х. Кут в частном порядке ответил, что газеты и отдельные лица не выражают официальной точки зрения, а факты транзита места не имели.

В тот же день последовала официальная реакция норвежской стороны. Правительство Норвегии отвергло обвинения, указав на то, что советское руководство в своих действиях основывалось не недостоверных сведениях. В документе были повторены слова из неофициальной ночной речи Х. Кута о том, что призывы к войне против СССР на стороне Финляндии исходили от частных лиц и не выражали позицию норвежского правительства, а в условиях существования свободы печатного слова государственные органы не могут запретить газетам приводить высказывания различной направленности.

Кроме того, Х. Кут специально отметил, что хотя, в соответствии со ст. 7 Гаагской конвенции № V от 18 октября 1907 г., Норвегия как нейтральная страна не обязана препятствовать провозу оружия, никаких фактов осуществления транзита материальной помощи воюющей Финляндии через норвежскую территорию не было. Нота норвежского МИД заканчивалась утверждением о дальнейшем намерении страны сохранять нейтралитет.

<<   [1] ... [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] ...  [62]  >>