Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


М.А. Калинина. «Женское воспитание в норвежской крестьянской семье XIX века»

Все крестьянские девочки с нетерпением ждали, когда закончится пора детства, время их полной зависимости от родителей, и наступит период отрочества с большей свободой и общением со сверстниками. Этот переход в период юности отмечался празднично, так как совпадал с прохождением обряда конфирмации, имевшего и имеющего до сих пор большое значение в Норвегии. Конфирмация состоит в исповедании веры конфирмуемым, в нравоучительной речи пастора и служит актом окончательного введения в лютеранскую церковь перед первым принятием св. причастия (24, С. 36; 155; 181). Норвежцы, будучи лютеранами, в первый раз идут к причастию в 14—15 лет. По свидетельству Л. Хагберг «готовились дети к причастию св. таинства с благоговением. С утра до вечера читали священные книги, твердили молитвы, стараясь очистить сердце от всего дурного: были ласковы, послушны с родителями» (199, С. 29). Когда торжественный день наступал, девочек одевали в белоснежные платья, мальчиков в новую одежду. К причастию подходили по порядку: «как ребенок учится в школе, таким и подходит к причастию» (120, С. 92). После обряда конфирмации дети становятся совершеннолетними и полноправными членами общества. С этого момента для девушки наступал возраст возможного вступления в брак, со всеми присущими этому жизненному периоду атрибутами: новыми нарядами, определенной свободой, возможностью принимать участие в молодежных вечеринках, новыми обязанностями по дому.

Говоря о воспитании девушек в крестьянских семьях, необходимо отметить, что в этом возрасте им предоставлялась достаточная свобода. По свидетельству Е. Водовозовой, А. Елисеева, Е.Я. Кулаковой-Грот, С. Меч, во многих семьях девушка пользовалась такой же самостоятельностью, как и ее братья. Наравне с ними ей разрешалось ходить в гости, свободно проводить время в кругу своих друзей, путешествовать по стране с товарищем, с подругой или одной. «Взрослая девушка одна, без провожатых, идет на прогулку, с визитом, на вечер, катается на велосипеде, на коньках, на лыжах или в лодке... Это — независимость молодой англичанки, но более широкая в духовном отношении. Здесь умственное развитие шире, свободы читать больше... у нее редкая широта воззрений, редкая смелость в суждениях» (76, С. 61). Однако эти исследователи сходятся на том, что та свобода и самостоятельность, предоставляемая до брака молодой девушке в Норвегии XIX в. позитивно сказывалась на ее воспитании и являлась хорошей подготовкой к будущей семейной жизни. Известный этнограф прошлого века С. Меч отмечал: «В результате получается женский тип, очень своеобразный и, на мой взгляд, симпатичный. Прямая и правдивая, с умом, открытым для мысли, скандинавская девушка чужда тому неведенью, истинному или притворному, которым щеголяют девицы в других странах. Она привыкла смотреть на вещи прямо, ясным спокойным взглядом» (76, С. 62). Интересную характеристику норвежским женщинам дает в своей работе русская исследовательница Е.Н. Водовозова: «Нигде среди женщин не попадается так много энтузиасток, как в этой северной стране, есть не мало таких, которые всю жизнь отдают науке, искусству, обучению других, и раз они видят в этом осуществление своих идеалов, никакие лишения и бедствия не могут заставить их изменить свой образ жизни» (23, С. 424). Следует отметить и тот факт, что стремление к свободе было продиктовано жизнью и тем обществом, в котором жила молодая девушка. Именно отношение общества к женщине заставило ее с упорством добиваться самостоятельности, т.к. норвежцы «уважают в женщине силу, находчивость, самостоятельность, трудолюбие и ум и не любят хрупких, нежных созданий» (24, С. 27). По поводу этого Е.Я. Кулакова-Грот заметила: «Поэтому в ней вырабатывается самостоятельность и независимость, недоступная женщинам других стран. Эти свойства норвежской женщины в соединении со всеми качествами народа и со своеобразной красой Норвегии придают особенную прелесть этой стране...» (66, С. 44)

К концу XIX века необходимым средством для завершения образования и развития кругозора считалось путешествие молодых девушек в культурные страны: Париж, Швейцария, Италия, где они изучали языки, искусства. Обычно девушки предпринимали эти путешествия одни, так как «привыкнув дома, что к ним относятся с уважением, они не боятся никого на чужбине» (76, С. 61). Многие исследователи указывают на такое пристрастие норвежской молодежи, как путешествия по родной стране (24, С. 27; 42, С. 7—8; 154, С. 148). «... После окончания учения здесь даже молодые крестьянки часто путешествуют по своей чудной, живописной родине» — писал в «Путевых воспоминаниях» А. Энгельмейер (154, С. 148). Многие норвежские девушки после окончания своего образования предпринимали далекие путешествия на север. Непосредственное изучение природы и наблюдение за совершающимися в ней явлениями являлось одним из важнейших элементов в воспитании. Такие походы закаляли девушку, вырабатывали ловкость и умение переносить физические лишения, воспитывали храбрость и стойкость духа. А. Елисеев отмечал, что некоторые девушки предпринимали самые рискованные экскурсии, на которые не всегда решались мужчины и отзывался о пользе таких путешествий следующим образом: «Эти отважные туристки, путешествуя с небольшим саквояжем, альпийской палкой и иногда с небольшим револьвером в кармане, приготавливаются к отправлению будующих обязанностей жены и матери семейства, принося своей семье здоровую физическую организацию, трезвый взгляд на мир и установившийся образ мыслей, воспитанный на созерцании здоровой природы» (42, С. 8).

Хорошая физическая подготовка молодой девушки была заботой не только семьи, но и всей общины, ведь в здоровом теле, как говорили в Норвегии, — здоровая душа. «Народ здесь бодрый, живой и здоровый. Нужно видеть краснощеких парней и девушек на улицах, чтобы понять степень здоровья местного населения, — пишет А. Энгельмейер, — Мне запомнилась одна девушка...Такой упитанности и краснощекости, кажется, не видал во всей своей жизни. Точно мех со свежею кровью» (154, С. 89). Таким образом, развивая в молодых девушках все мужественные качества и приучая их к общению с природой, норвежцы возрождали свою расу, тем самым обеспечивали себя от упадка и вырождения. Здоровье для экстремального климата Норвегии — драгоценность, залог счастья, долголетия и благополучия. Вот почему здоровая девушка пользовалась большим уважением. «Каждая норвежская девушка, будь то горожанка или деревенская, сочла бы стыдом сознаться, что она не умеет бегать на лыжах. Также стыдно было бы ей признаться, что она не умеет плавать» (87, С. 86). Лыжи являлись незаменимым средством сообщения, зачастую единственным для деревенски жителей. Умение девушек ездить на велосипеде, который был уже в XIX веке необыкновенно распространен в Норвегии, считалось нормой. «Кто тут не ездит на нем, — отмечал Н.П. Верховский, — начиная с детей 6—7 летних и кончая старцами, убеленными сединами и пожилыми женщинами. Особенно много молодежи и девиц. Последние ездят исключительно на дамских велосипедах в обыкновенных платьях» (21, С. 33).

<< Предыдущая страница   [1] ... [23] [24] [25] [26] [27][ 28 ] [29] [30] [31] [32] [33] [34] ...  [54]   Следующая страница >>