Вам нравится Норвегия?

Вы хотите почерпнуть что-то новое об этой замечательной стране?
Или Вы случайно попали сюда? В любом случае эта страница достойна Вашего внимания.


А.О. Подоплёкин. «Советско-норвежские отношения и трансформация внешней политики Норвегии в 1939—1955 гг.»

Хрущев заметил, что все это подходит как классический ответ для заявления журналистам. На деле же НАТО — организация, направленная против СССР. Ее сохранение равносильно утверждению, что Советский Союз стремится нападать на кого-либо, что не является правдой. Э. Герхардсен в ответ на слова Хрущева заметил, что он верит в миролюбивые намерения СССР, но у Норвегии есть также обязательства перед союзниками по НАТО и страна несет ответственность прежде всего перед ними.

14 ноября 1955 г. на ленче в норвежском посольстве Н.С. Хрущев произнес речь, значительная часть которой была посвящена общим вопросам мировой политики и проблемам разоружения. Между прочим, Хрущев предложил: «Давайте строить безопасность на основе статус-кво с сохранением НАТО, Парижского договора и Варшавского пакта». Затем, возвращаясь к Норвегии, Хрущев заявил, что СССР стремится к новым и более хорошим отношениям с Норвегией и его слова — «...не какой-то хитрый ход... с намерением косвенным путем вытолкнуть вас из круга, в котором вы находитесь. Мы не боимся Норвегии, так как знаем, что вы не угрожаете нам...». Далее Хрущев в свободной манере выдвинул предложения по отводу советских войск от границ Норвегии в качестве жеста доброй воли.

15 ноября состоялось окончательное согласование формулировок совместного советско-норвежского коммюнике по итогам визита норвежского премьера. В проект документа была введена статья, касавшаяся баз па территории Норвегии. Относительно этого вопроса норвежская сторона предложила формулировку: «В связи с вопросом советской стороны Премьер-Министр Э. Герхардсен дал заверение, что Норвежское Правительство не будет содействовать политике, имеющей агрессивные цели, и не предоставит баз на норвежской территории иностранным вооруженным силам, пока Норвегия не подвергнется нападению или угрозе нападения».

Н.С. Хрущев позже отметил, что считал этот вариант, предложенный норвежцами, «оппортунистическим», однако соглашался на него потому, что хотя советская формулировка была лучше, она не облегчала положения норвежской стороны в ее отношениях с союзниками. Поэтому «...формулировка норвежской стороны... устраивает потому, что мы не собираемся и никогда не собирались нападать на Норвегию. Поэтому мы спокойны, что Вы не дадите иностранным войскам права быть па Вашей территории для нападения на нас». Э. Герхардсен ответил, что норвежская сторона не была полномочна вести переговоры по столь серьезной проблеме и поблагодарил за согласие на норвежскую формулировку, а также заверил, что силы, выступавшие за размещение иностранных войск, были в Норвегии малочисленны.

В части Коммюнике по итогам визита премьер-министра Норвегии, посвященной политическим вопросам, говорилось: «...Норвежское Правительство не будет содействовать политике, имеющей агрессивные цели, и не предоставит баз на норвежской территории иностранным вооруженным силам, пока Норвегия не подвергнется нападению или угрозе нападения». Таким образом, этот раздел документа можно считать выигрышем норвежской стороны, так как она не только соответствовала норвежскому предложению, но и нотам МИД Норвегии 1949 г.

Отдельный интерес при анализе хода переговоров Э. Герхардсена с Н.С. Хрущевым представляют ссылки последнего на идеологическую близость Норвежской рабочей партии и КПСС. Так, на первой встрече 11 ноября Он в середине беседы перевел дело к предложениям о развитии отношений между двумя политическими силами: «... не так страшен черт, как его малюют. Давайте узнаем друг друга поближе, может быть, обменяемся делегациями, ознакомимся с работой друг друга. ... Контакт мог бы быть полезным».

Норвежского премьера неосведомленность Н.С. Хрущева о принципах государственно-партийных отношений в условиях буржуазной демократии явно смущала, и он просил проводить различие между его функциями как руководителя партии и руководителя правительства. В дальнейшем советский руководитель упоминал, что факт, когда правительство Рабочей партии в Норвегии имеет более тесные связи с «архибуржуазным» правительством США, чем с нами», является ненормальным. М.Л. Коробочкин в своем неопубликованном докладе на конференции «Россия и Норвегия в XX веке» (Москва, Институт всеобщей истории РАН, 2003 г.) приводил слова Н.С. Хрущева, что «...мы с вами — люди рабочие».

В целом визит Э. Герхардсена получил широкое освещение в прессе СССР, которая писала о послевоенной внешней политике Норвегии в нейтральном тоне, стремясь не акцентировать внимание читателя на противоречиях, имевших место в отношениях между двумя странами в период формирования НАТО.

Общее впечатление норвежской делегации и прессы, освещавшей визит, передает записка первого секретаря МИД Норвегии Г. Кране, который подчеркивал, что «...прием, оказанный норвежским гостям, был не только роскошный и частично помпезный, но также теплый и сердечный. Ни на одной из стадий в ходе бесед советские руководители не пытались направить норвежских гостей в русло, которое было бы для них неприятно, и в конкретных вопросах они занимали позицию, в которой отражалась доброжелательность и добрая воля».

В период 1950—1955 г. основной тенденцией внешнеполитического курса Королевства Норвегия было полное его подчинение интересам становления Организации Североатлантического договора. Деятельность, осуществлявшаяся в этом направлении, определялась, в числе прочих, такими факторами, как рост общей напряженности международных отношений в условиях «холодной войны», обязательства в рамках НАТО, а также возраставшая военно-стратегическая заинтересованность США в арктическом регионе, усиленная экономической зависимостью от них Норвегии. При этом немаловажным фактором стало влияние на политические взгляды общества и элиты мифа о «советской угрозе», причем дефиниция «военная угроза» стала подменять более уместный термин «военный потенциал» (добавим, что эта подмена впоследствии прочно утвердилась в норвежской историографии)

За прошедшие пять лет норвежское руководство избавилось, как представляется, от идеалистического понимания блока как исключительно политической структуры, обеспечивающей, к тому же, абсолютные гарантии зашиты в случае агрессии. Отсюда — ряд интенсивных мероприятий по милитаризации государственной и экономической систем страны.

<<   [1] ... [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] ...  [62]  >>